Почему в гимназии учиться лучше, чем в школе?

Ради чего дети в 10 лет проходят через стресс вступительных экзаменов?

«Хоть убейтесь, не понимаю, ради чего такие муки. Окончание гимназии автоматически гарантирует билет в рай? Зачем все эти муки: нанимать дорогих репетиторов, нервотрепка с экзаменами, потом огромные нагрузки в процессе учебы, потом еще постоянные поборы…. Моя дочь учится в обыкновенной школе возле дома, когда придет время поступать, найму ей репетиторов конкретно по тем предметам, которые нам нужны. Поступать сразу планируем на платное, не хочется потом в деревне отрабатывать распределение. Я думаю, мама, потратившая на репетитора тысячу долларов, тоже вполне способна оплатить институт ребенку. Так к чему трепать нервы?»

«Уважаемые родители. А может, хватит совать своих детей в гимназии - пожалейте их, прежде всего, вы сами. Идите в обычные школы и т.д. Это вам хочется, чтобы малыш страдал над задачами, которые он не понимает, это вам хочется иметь сына-юриста, а не водителя, столяра или сантехника. Прекратите сами эту мышиную возню. Дайте детям жить спокойно. СЛАБО?!»

На форумах статей, посвященных скандалу на вступительных экзаменах в гимназии, было много аналогичных отзывов родителей, искренне недоумевающих, для чего нужны такие переживания ребенку и родителям, зачем нужны такие траты времени и денег?

Оставим в стороне психологические переживания и обсудим прагматичную составляющую вопроса. Во-первых, надо понять, чем различается обучение в школе и в гимназии. В своих рассуждениях я буду исходить из личного опыта обучения более 100 учеников ежегодно из разных школ и гимназий Минска. Так вот, абсолютное большинство выпускников обычных школ, включая медалистов и отличников, не знают ничего. Точнее, их знания школьных предметов соответствуют знаниям в лучшем случае восьмиклассника. Конечно, в этом правиле случаются исключения. Например, в 199-й школе работает незнакомый мне выдающийся учитель математики, который дает своим неотобранным ученикам знания лучшие, чем в большинстве минских гимназий, а в 138-й школе вообще все учителя математики дают прекрасную подготовку. Раньше, когда были профильные классы, таких примеров я мог бы привести гораздо больше, а сейчас они единичны. С другой стороны, я могу назвать много гимназий, которые являются таковыми только по названию, уровень подготовки выпускников которых ничуть не отличается от уровня подготовки в обычных школах. Но, повторюсь, возможность общения каждый год со 100 учениками из разных учебных заведений позволяет мне видеть тенденцию - обычных школ, где можно получить хорошее образование, все меньше, а разрыв в знаниях между школьниками и гимназистами возрастает. Каждый год у меня занимаются медалисты, знания которых значительно слабее знаний гимназистов с невысокими оценками.

Кстати, все учителя знают три волшебных слова: «Знания, умения, навыки». Так вот, умение и навык учиться у большинства гимназистов значительно выше. Они чаще способны продуктивно заниматься у репетиторов по 3 - 4 часа без перерыва, а большинство школьников через час-полтора занятий начинают отключаться и постоянно смотрят на часы. Гимназисты редко удивляются, когда репетитор задает им большое домашнее задание, а школьник может спросить: «Пять страниц или пять примеров?» Причина этого явления очевидна - большую часть времени во многих школах старшеклассники проводят впустую, у них атрофируется навык учиться и умение работать. Поэтому я не согласен с мнением, что не стоит переживать из-за непоступления ребенка в гимназию, мол, потом с репетиторами в выпускном классе он все наверстает. Безделье в школе развращает ученика и морально - оказывается, можно, ничего не делая, получать высокие оценки.

Важным обстоятельством для родителей, желающих, чтобы их ребенок поступил в гимназию, является забота об окружении, в котором он будет находиться. Желание, чтобы ребенок учился с теми, кто стремится к получению знаний или хотя бы не сопротивляется учебе, вполне естественно. Один из самых моих успешных учеников этого года, отличник, который за год с нуля поднял физику и почти с нуля математику, сказал мне, что в его классе к вступительным экзаменам серьезно готовятся только три человека. Кстати, на все его заявления, что в школе его плохо учат, я отвечаю, что он сам виноват, что в свое время не поступил в лучшую на западе Минска гимназию №13. Я вообще всем жалующимся на школы ученикам отвечаю, что только они сами виноваты в том, что учатся в плохой школе. Я говорю им: «Если меня обсчитали или нагрубили в магазине или кафе, то я больше в них не хожу, а выбираю другие. Если вам не нравится школа, в которой вы учитесь, переходите в другую, хорошую, правда, это потребует от вас некоторых усилий».

В этой статье я также хочу поделиться моим рейтингом лучших гимназий, лицеев, школ Минска. Составляю я его так: сравниваю знания ученика с оценкой, которую ему ставят в школе за эти знания (естественно, я сравниваю школы по уровню физико-математического образования). При общении с учеником я также способен понять, как происходит процесс обучения в школе и какая в ней моральная обстановка. В «высшей лиге», по моему мнению, среди лидеров - 29-я, 41-я, 50-я гимназии, лицей БГУ, лицей БНТУ. В «высшую лигу» также входят 1-я, 5-я и 13-я гимназии, а также лицей №1. Обратите внимание, что в лицеях есть только 10 и 11 классы, а значит, потратив год на подготовку, в них можно поступить после 9-го класса обычной школы.

А безусловным лидером моего рейтинга является лицей №2. Уже много лет у учеников этого лицея потрясающая школьная подготовка, они с удовольствием и восторгом рассказывают о своих учителях. При этом это чуть ли не единственная школа в Минске, где на экзаменах невозможно списать, а оценка 7 у ученика означает, что он очень хорошо усвоил школьную программу.

Не могу не привести здесь диалог, который недавно состоялся у меня с золотой медалисткой одной из школ после выпускного экзамена по математике. Диалог был похож на монолог, так как ученица в основном общалась с моим взглядом, который означал «не верю».

- Я написала весь экзамен сама!

- Только последние задания я списала из решебника.

- Зато я не оставалась после экзамена переписывать работу, как после экзамена по русскому.

Я не выдержал и заговорил:

- Во время экзамена выходила в туалет?

- Выходила в соседний класс съесть бутерброд и попить.

- А когда вернулась, работа была уже проверена и карандашом исправлена?

- Да, ну и что?! У нас в школе всегда так было!

В заключении я хочу обсудить еще один вопрос - о справедливости и уместности вступительных экзаменов в гимназии. И сразу же возникает вопрос: а можно ли подвергать столь суровым испытаниям десятилетних детей? Я считаю, что можно и нужно! Вспомним, что наши родители сдавали переводные экзамены каждый год, и это были не самые страшные испытания в их жизни, что мы в десятилетнем возрасте свободно перемещались по городу, самостоятельно записывались в кружки и секции, проводили лето в деревнях у родственников, где не только отдыхали, но и помогали по хозяйству. Так что не будем считать сдачу экзаменов великим подвигом, а возможные эксцессы у школьников являются следствием психоза их родителей. Если родители чрезмерно опекают своего ребенка, то проблемы у него рано или поздно все равно будут, изменится только повод, по которому эти проблемы возникнут.

Отбирают ли эти экзамены лучших? Никакие экзамены нельзя организовать так, чтобы отбор происходил идеально. На мой взгляд, придумана хорошая схема - ученик имеет возможность за год прорешать и разобрать все варианты работ по математике (200 вариантов), написать и проверить приблизительно такое же количество диктантов по белорусскому и русскому языку. Если ученик все это сделал, то это означает, что он трудолюбив и хорошо учится, а его родители, как правило, с помощью кнута и пряника поддерживают в нем стремление учиться. Большего добиться в массовой школе практически нельзя. Возможно, что талантливый ученик не совладает с нервами и завалит экзамен. Но это может произойти при любой форме отбора, и надо придумать схему, которая позволит не потерять такого ученика.

Можно ли улучшить существующую схему приема в гимназии? Да, конечно.

1) Я считаю необходимым отменить добавление к оценкам на экзамене школьных оценок по этим предметам. Я понимаю логику добавления среднего балла аттестата к результатам ЦТ- иначе в выпускном классе ученики перестанут ходить в школу. Но в начальной школе такой проблемы нет, а коррупционные риски есть. Тем более что у ученика начальной школы существует абсолютная зависимость только от одного учителя, в то время как результаты учебы старшеклассника более объективны, так как оценки выставляются разными учителями.

2) Я надеюсь, что объявление экзаменационного варианта теперь всегда будет происходить в прямом эфире и не только по телевидению. Кроме 5 минут на телеэкране все желающие должны иметь возможность наблюдать полную интернет-трансляциию, где будет видно, как и какие «шары» закладывают в лототрон.

3) Было бы правильно проведение этого и других государственных экзаменов передать в РИКЗ, который за последние 10 лет завоевал репутацию учреждения, умеющего проводить экзамены. Абитуриентам и их родителям даже в голову сейчас не приходит покупать условия или ответы тестов. Все понимают, что это будет фальшивка.

4) Необходимо очень подробно и точно прописать все процедуры оформления, проверки и оценивания работ. Мои коллеги - математики говорят, что нормы проверки экзаменационной работы прописаны нечетко и неправильно. В рекомендациях к проверке четко не указывается, сколько баллов снимать с ученика за ту или иную ошибку, а с другой стороны, если ученик не решает пятую (последнюю) задачу, то его оценка не может быть выше шестерки. При этом ученик практически лишен права не только на ошибку, но и на ее исправление, так как за любое исправление оценка будет снижена. С другой стороны, если разрешить исправления, то всегда будут подозрения, что исправления сделали проверяющие учителя.

5) Сейчас существуют все технические возможности, чтобы организовать интернет-трансляции процедур кодирования и проверки работ, а также присутствия родителей в качестве наблюдателей во время проверки. Это позволит добиться более объективной проверки работ и защитит добросовестных учителей от незаслуженных подозрений.

6) Надо найти механизм приема в гимназии одаренных детей, заваливших экзамен. Я считаю, что у каждой гимназии должна быть возможность оставлять 10% мест для зачисления победителей олимпиад, конкурсов и так далее. Безусловно, что вся процедура приема должна быть максимально открытой. Более того, я бы предложил невероятную для нашего времени идею. Учителя начальной школы с хорошей репутацией, например, учитель, о котором недавно писала «КП», должны иметь возможность дать рекомендацию ученику для учебы в гимназии, и она должна быть рассмотрена в случае, если ребенок недобрал баллы на экзаменах.

Понимаю, что все это будет очень хлопотно, но после произошедшего скандала и всеобщей подозрительности всех и вся в каких-то махинациях надо приложить огромные усилия, чтобы появилось общественное доверие по поводу справедливости проведения вступительных экзаменов в гимназии.